Может, это и есть счастье?

Каждая встреча с людьми, пережившими трудные военные и послевоенные годы - это взгляд в историю страны, в которой много героических и славных страниц, а порой и горестных, написанных нашим народом.


В поселке Поныри проживает участник Великой Отечественной войны Лидия Егоровна Токарева. Соседи, да и знакомые могут сказать, что она никогда не была на фронте. Так оно и есть, Лидия Егоровна не принимала участия в боевых действиях. Просто, сейчас так называют и тружеников тыла. Но, суть, конечно, не в названии. Люди, ковавшие победу в тылу, восстановившие нашу страну в послевоенное время, заслуживают не меньшее уважение, чем фронтовики, отстоявшие независимость страны с оружием в руках.
Родилась Лидия Егоровна в 1929 году, в с. Березовец. Семья была многодетной даже по меркам того времени: 9 ребятишек садились за стол.
Лидия Егоровна была третьим ребенком, а потому и забот на ее плечи легло немало, нужно было помогать матери ухаживать за младшими братьями-сестрами.
- Мы в то время без детских садов обходились. Порядки в семьях были строже. Младшие дети подчинялись старшим, да и вообще, слово старших, было законом. Жили дружно, работу не делили. К примеру, нужно было идти в огород – шли все, а также и на подворье ухаживать за скотиной. А иначе не выжить было, - вспоминает Лидия Егоровна.
До войны она успела закончить пять классов, а потом пришли немецкие оккупанты. Те несколько месяцев прожитых в оккупации, вспоминаются, как один беспросветный долгий и серый день. Да и что вспоминать, когда люди лишний раз старались не показываться на улице.
Освобождение пришло в 1943 году, в феврале и фронт простоял до июля 1943 года.
- Передовая сравнительно недалеко от нас была. Всего в нескольких десятках километров, и села в округе были заполнены советскими войсками. Как я поняла позже, армия готовилась к Курской битве. К нам тогда в дом солдаты часто заходили. Насчет еды они как-то и не спрашивали, а вот табачку всегда просили. Мы, бывало, самосад им резали. Они свернут цигарку, покурят, поблагодарят и уходят. Иногда какие-то гостинцы оставляли. Вспоминания у меня о них самые добрые. Жалели они нас детей. Среди них немало было таких, кто в отцы нам годился. А были и совсем юные, всего лет на пять постарше меня. Многие, конечно не дожили до победного дня. Ведь такая жестокая битва тогда развернулась на нашей земле. Да и потом еще впереди было немало дней и месяцев, до того часа, когда пришла долгожданная Победа. Поэтому День Победы для меня это очень торжественный праздник. Я вспоминаю тех бойцов, которые заходили к нам когда-то, всех, кто не вернулся с фронта, - говорит Лидия Егоровна.
После освобождения, когда война ушла на запад, жить стало полегче. Но, нужно было восстанавливать село, обеспечивать фронт продовольствием. А работать-то было особо и некому: мужчины на фронте. Поэтому в поля и на фермы вышли женщины и подростки.
Какую работу только тогда не выполняли: и косили, и сеяли, и пахали, и убирали. А еще и по дому нужно было управляться: жили-то в основном за счет личного подсобного хозяйства.
Одежды и обуви тоже особо не было, а потому даже и описать трудно, до какой степени изнашивалась одежда и обувь. Сегодняшней молодежи и представить невозможно, что зимой во многих семьях тогда обувь дети носили попеременно.
Но вот закончилась война, возвращались с фронта мужчины. Как-то легче стало. Но продолжала девушка работать в колхозе. Про механизацию тогда и разговоров не было. Доили коров и корма раздавали вручную, и навоз тоже вручную убирали. Очень уставали, но по молодости как-то усталость быстро проходила. Заработки были небольшие, а еще нужно было облигации займа брать, помогать государству. А учиться ей дальше так и не пришлось.
-Тяжелое было время, - вздохнув, продолжает рассказ Лидия Егоровна. – А все равно, жили веселее. Бывало, и на работу, и с работы с песнями идем. А вечером хоть как устанешь, а на «пятачок» бежишь. Мы в клубы-то летом не забивались. Да и не было их особо, клубов-то, не построили еще, - вспоминает она. И, продолжая, говорит, что песни да пляски шли под гармошку, а кто-то и с балалайкой приходил. Не расходились почти до рассвета. А утром чуть свет - на работу.
На минуту задумавшись, она как бы, еще раз подтверждая свои слова, говорит, что время было доброе и хорошее.
И рассказывает, что ее как передовика производства, в конце 50-х годов направили на выставку в Москву.
-До этого в Москве я никогда не была, и все было в диковинку: и многоэтажные дома, и городская суета на улицах, и, конечно, метро. Да и выставка поразила множеством экспонатов. Там я воочию увидела и осознала, насколько огромна наша страна, сколько в ней разных народов живет. Но выставка выставкой, а еще хотелось что-то из одежды и обуви прикупить. К поездке и денег немного приготовила. А в деревенском магазине в те времена особенного разнообразия товаров не было. Вот и приходилось в свободное время от посещения выставки от экскурсий по магазинам пробежать. Зато всем тогда гостинцы и подарки привезла, - с улыбкой вспоминает Лидия Егоровна
В 1956 году она вышла замуж. С будущим мужем жила по соседству, и потому знали они друг друга хорошо. По словам Лидии Егоровны, Василий Феоктистович был работящим и добрым человеком. Всегда находил доброе слово и для жены, и для детей. Ладил и с соседями, и с начальством.
-Сколько трудностей с ним пережили, но всегда вместе и в радости, и в беде. Вместе и дом построили, и троих детей вырастили и воспитали. В достатке жили. Не хуже других. В доме все было. Хватало на все и на еду, и на одежду, - вспоминает она.
И рассказывает, как жили в колхозе, как работали, как радовались появлению детей, как собирали их в школу. В общем, обычная житейская история простой семьи российской деревни.
Спросил у нее, не сохранилось ли у нее что-нибудь из одежды саянов. Ведь Лидия Егоровна саянка. Она ответила, что были у нее саянские наряды. Да вот затерялись они во время переездов.
Сейчас Лидия Егоровна живет в Понырях. Перебралась из родного села Березовец в райцентр к дочери. Мы сидим с ней в просторной комнате, которую в сельской местности принято называть залом. У окна теплится рождественскими свечками - огоньками елка. Лидия Егоровна говорит, что жизнь сейчас хорошая.
-В доме светло, тепло, есть своя комната. Пенсию прямо на дом приносят. Что еще мне нужно? – говорит она. И продолжает, что вот только ноги побаливают, а так все хорошо.
Накануне Рождества принято загадывать желания, а потому спросил у нее об этом.
- А какие у меня желания? У меня все есть. Здоровья бы побольше не помешало, конечно. Но на все воля Божья. Хочу пожелать всем людям добра, мира. Пусть на долю нынешней молодежи не выпадает столько трудностей, сколько выпало их на мою, и на долю нашего поколения, - говорит она.
В одной из комнат вдруг заплакал ребенок. И дом, казавшийся до этого пустынным и тихим, наполнился шумом и гамом. Откуда-то, как-то сразу и вместе, появились мама-папа-бабушка. Лидия Егоровна, тоже довольно бодро для ее возраста, встала с дивана и направилась к комнатке. И вот вынесли ЕГО. ОН был на руках у мамы. Доверчиво посмотрев на всех нас, ребенок потянулся ручками к прабабушке.
…А может это и есть то самое счастье, когда вся семья с ребенком на руках стоит у рождественской елки, заботясь о самом юном и маленьком гражданине страны. О сыне, внуке и правнуке…
Не есть ли это награда и тем, кто когда-то шагнул в бой на Огненной дуге из крестьянской избы села Березовец. Ведь шли солдаты в бой не ради славы. Ради жизни на земле...
Николай Лагутин

 

 

 

 

 

 

 

 

Добавить комментарий

При общении, комментировании на сайте Znamya-pobedi.ru, Вы ознакомились и соглашаетесь с "Пользовательским соглашением об обработке персональных данных"


Защитный код
Обновить

Дополнительная информация